И. Воронин

Леонид Решетников: «Господь возложил на Россию великую миссию»

С генерал-лейтенантом в отставке Леонидом Решетниковым мы беседовали в декабре 2016 года, когда он еще был директором Российского института стратегических исследований. Сегодня он возглавляет наблюдательный совет телеканала «Царьград» и Общество развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел».

– 2017-й – год столетия революции в России. Ваше отношение к событиям Февраля и Октября как к национальной катастрофе хорошо известно. Каково Вам при этом слышать, в том числе из уст высокопоставленных чиновников, разговоры о «великой российской революции», о том, что она была «попыткой построения справедливого общества»?

– Все разговоры о «великой российской революции» вызваны, как правило, одним желанием, так или иначе, оправдать кровавый разгром исторической России, русской православной цивилизации. Некоторые это делают неосознанно в силу недостатка знаний, неспособности к аналитическому осмыслению, просто из-за душевной или интеллектуальной лени. Но большинство «оправдателей» хорошо понимают, что и зачем они говорят. По сути, они идейные наследники террористов-революционеров, разрушителей России. В основной массе эти люди неверующие или маловерующие, а также поклонники язычества, различных эзотерических «теорий» и «практик». Такие личности видят в исторической России угрозу своему существованию без Бога, без совести, без любви к ближнему. Русская православная цивилизация им ненавистна, потому что она была цивилизацией Веры, Надежды и Любви.

Владимиры из Дома Романовых

Удивительно, но до середины XIX века ни один их членов Российского Императорского Дома не носил имени Владимир. И за 400-летнюю уже историю Династии Романовых лишь два ее представителя были названы в честь святого равноапостольного Великого Князя Владимира.

Первым, кого нарекли в честь Крестителя Руси, стал Великий Князь Владимир Александрович, четвертый ребенок Царя-Освободителя Александра II. Думается, появление этого имени в «именном фонде» Династии отразило рост интереса и Правящего Дома, и всего российского общества к историческим корням российского государства, традициям и устоям Святой Руси.

Владимир Александрович родился в 1847 году и оставил яркий след в истории России как крупный государственный и военный деятель, покровитель искусств и благотворительности. Начав воинскую службу в 1864 году, через 10 лет он был произведен в генерал-лейтенанты. Отличился во время русско-турецкой войны 1877-78 гг. В с. Горна Студина (область Велико Тырново, Болгария) до сих пор сохранился бронзовый бюст Великого Князя, установленный в память о его подвигах. Три его памятника, кстати, были перед революцией установлены и в окрестностях Санкт-Петербурга – в Царском Селе, Петергофе и Красном Селе – но затем были снесены большевиками (от двух из них остались постаменты).

Презумпция легитимизма

Сразу должен попросить прощения у читателей за такой нерусский заголовок. Что делать: наше монархическое сознание – часть плоти и крови народной до такой степени, что долгое время и терминов никаких специальных в нашем языке не существовало. Даже и «монархист» – от так называемой европейской образованности. Спросили бы русского крестьянина XVII века, монархист ли он. Страшно представить ответ. За Царя – конечно, но монархист...

То же с легитимизмом: за природного Государя и точка. Ну а презумпция – это, переводя с латыни, такое утверждение, которое считается истинным, пока бесспорно не докажут его неверность.

Все современные российские монархисты, безусловно, читали книгу Ивана Солоневича «Народная монархия». Многие наверняка помнят и его парафраз Соборной Клятвы 1613 года: «Яко едиными устами вопияху, что быти на Владимирском и Московском и на всех государствах Российского Царства Государем и Царем и Великим Князем Всея России, Тебе – Великому Государю Владимиру Кирилловичу...».

Сегодня (увы нам, грешным) редактор основанной Солоневичем газеты «Наша Страна» Николай Казанцев пытается доказать, что Солоневич легитимистом не был. Поводом послужила глава из моей книги «Гражданин Империи: Очерк жизни и творчества И. Л. Солоневича». Название главы (как и всех остальных) не высосано из пальца, а взято из текстов моего героя, в данном случае из его письма Главе Дома Романовых Великому Князю Владимиру Кирилловичу от 1 января 1939 года. Звучит оно так: «Олицетворение России и Монархии». По-моему, вполне красноречиво. Как и целый ряд цитат, приводимых мною в этой главе.

Г-н Казанцев, однако, убежден, что с взглядами Солоневича он знаком лучше меня. «Неточности, передержки и отсебятина», «подмена фактов», «печать совковости» – это ладно, я стерплю, и бумага (книга моя) стерпит. Но вот то, как я описал «отношение к кирилловичам» (то бишь легитимизм идеолога Народной Монархии), г-ном Казанцевым трактуется как «вопиющая кривда». Это, извините, уже перебор.

Президент Медведев и русский вопрос

В конце второго десятилетия своего существования нынешняя российская власть неожиданно для себя выяснила, что в стране, оказывается, имеется некий русский народ, и даже озаботилась его проблемами. Пока, правда, только на словах.

Непосредственным поводом для этого знаменательного события послужили декабрьские беспорядки на Манежной площади в Москве. А еще раньше был «звоночек» из Кондопоги. В общем, игнорировать вопрос и дальше становилось уже не совсем уместно.

И вот, 17 января 2011 года Дмитрий Медведев встретился с парламентской верхушкой для разговора о русском народе. И сказал он буквально следующее:

RSS-материал