Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна благоволила ответить на вопросы редактора газеты «Монархист» Михаила Кулыбина.

Историческая наука долгое время считалась одной из второстепенных гуманитарных дисциплин, представляющих интерес для узкого круга специалистов. События последнего времени со всей очевидностью свидетельствуют, что история, ее интерпретация и, шире, коллективная национальная память играют важнейшую роль в самосознании народа. Ваше Императорское Высочество, какой Вы видите роль исторической науки в деле возрождения России?

– Пренебрежение к изучению истории прошлого всегда влечет за собой печальные последствия. Ведь прошлое – это не просто набор фактов, а богатейший опыт – и положительный, и отрицательный. Без его исследования невозможно принимать правильные решения в настоящем и прогнозировать варианты развития в будущем.

До сих пор идейные и духовные наследники как либералов-февралистов, так и большевиков неустанно тиражируют мифы об «отсталой и неграмотной» Царской России. Не лишним будет еще раз напомнить, как обстояли дела с этим вопросом на самом деле.

Доступность образования

Россия на протяжении всего Императорского периода истории имела одну из наиболее «прогрессивных», в смысле доступности для представителей низших сословий, систем образования.

В 1727 году в «цифирных школах» состояло 45% детей из духовного звания, 20% солдатских детей, 18% приказных, 4,5% посадских и только 2,5% — боярских и дворянских детей. Большинство учеников «главных училищ» при Екатерине II также были детьми купцов, мещан и солдат.

До 1848 года устройство наших университетов было исключительно демократичное. Двери их были открыты всякому, кто мог выдержать экзамен и не был ни крепостным, ни крестьянином, не уволенным своей общиной.

В разделе «Русская публицистика» в этом номере мы воспроизводим (с незначительными сокращениями) статью Р. Михневича, посвященную непредрешенцам. Этот материал сохраняет определенную актуальность и сегодня, в т.ч. в связи с существованием монархистов, «принципиально» уклоняющихся от какой-либо активной работы.

Может быть, кому-нибудь покажется и странным, что в нашем российском зарубежном мире существуют «борцы» за свою идею, не предрешающие ее победы, но, к величайшему сожалению, мы, пусть не особенно часто, все же встречаем их в нашей жизни.

Кто они? «Борцы», – отвечают нам сами. Они говорят нам, что они монархисты, но в то же время они и непредрешенцы. Как могут такие «борцы» за свою идею совмещать в себе эти два противоположных стремления, мы не знаем. Оставим же на их совести их кредо, может быть, настанет время, когда они поймут трагизм своего положения и откажутся либо от монархизма, либо от непредрешенчества.

Члены известных политических партий исповедуют свои идеи совершенно открыто, не прикрываясь фиговыми листочками непредрешенчества. Эсеры, эсдеки, монархисты прямо говорят о своих целях, которые они преследуют в борьбе за Россию. Но монархисты-непредрешенцы предоставляют решение судьбы своей Родины определить «воле народа» – этому общему, затасканному и туманному судье.

Vox populi

Известное латинское изречение Vox populi – vox Dei (Глас народа – глас Божий) некоторыми считается чуть ли не доказательством, что издревле народное волеизъявление почиталось как отражение Божественной воли. То, что изречение на латыни – понимается так, что это историческая позиция Церкви (как минимум, ее Западной части, исторически использовавшей в качестве литургического языка латынь).

Между тем, Священное Предание не сохранило никаких следов учения Церкви о демократии. Все дошедшие до нас толкования повествуют о государственной власти как власти Царской – земном подобии Небесного Вседержительства Господа.

Некое богословие демократии было сформировано протестантскими деноминациями, которые сами по себе к Церкви Христовой не принадлежат и, разумеется, на хранимое Церковью Предание никак не опираются. Попытки «адаптировать» протестантские наработки, предпринимавшиеся «православными» обновленцами, сколько-нибудь серьезными и успешными признать нельзя.

Прописные истины

Кто же не видал народа около Царя, близ Царя, у Царя? Это дети Царевы, дети заправские, настоящие, родные, а Царь – их Отец. Разве у нас это только слово, только звук, только наименование, что Царь – наш Отец? Кто думает так, тот ничего не понимает в России. Нет, тут идея глубокая, оригинальная, тут организм, живой и могучий, организм народа, слиянного со своим Царем воедино.

Великий русский писатель Ф.Достоевский

Дайджест

Прот. Владимир Сергиенко
Столетие
Е.Пронин
АПН
Димитрие Летич, сербский политик и мыслитель (1891-1945)