Российский национальный фронт: рождение и крах

Публикуем статью об истории создания и распада одной из крупнейших предвоенных коалиций правого крыла Русского рассеяния – Российского национального фронта. Безусловно, сегодняшние реалии радикально отличаются от ситуации в эмиграции 1930-х годов. Но извлекать уроки из ошибок прошлого – можно и нужно.

Отдельного внимания заслуживает история организации единого центра правых сил Русского зарубежья – Российского национального фронта (РНФ) – последней серьезной попытки какого-либо объединения в среде российской эмиграции перед II Мировой войной.

Инициатором создания и, пожалуй, самым активным организатором и участником РНФ стал Российский фашистский союз (РФС). В мае 1937 г. его глава К.В. Родзаевский в печатном органе организации харбинской газете «Наш путь» опубликовал статьи «Единый российский национально-трудовой фронт» и «О создании настоящего антикоммунистического единства». В первой он писал: «Задача единения сейчас сводится не к заключению только пактов и договоров, в которые мы совсем не верим, а в организации срочных взаимоотношений и создании единого органа, в который включились бы руководители всех имеющихся национал-революционных организаций. Нужен единый фронт и единый штаб фронта для общей борьбы и победы. Мы предлагаем эту мысль всем органам эмигрантской печати для открытого обсуждения и всем подлинным национальным организациям эмиграции – для ответственного решения – мы протягиваем руку всем россиянам, кто против Сталина и сил, его поддерживающих, с братским предложением – сомкнуть свои ряды с нашими рядами, ждем откликов». Во второй статье автор конкретизировал задачу борьбы за освобождение России от власти коммунистического Интернационала: «Задача эта – политическая и военная: национал-революционная работа в России и содействие ей извне».

К этому моменту многие российские эмигрантские политические организации правого толка пришли к выводу о необходимости создания единого антибольшевицкого центра, высказавшись об этом через свои печатные органы и начав заключать договоры, при этом подчеркивая сохранение своей независимости.

Так, 13 апреля 1937 г. в Париже было провозглашено образование Национального центра, в который вошли местные отделения Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП), Русского национального союза участников войны» (РНСУВ) и Российского имперского союза» (РИС). Было решено ограничиться решением «практических вопросов национальной работы сегодняшнего дня», сохранив независимость вошедших в союз организаций. К слову, не прошло и полугода, как после выступления НТСНП с разоблачением «внутренней линии» (контрразведка Российского обще-воинского союза, в которой были выявлены агенты советской разведки) РИС выступил резко против него, обвинив в участии в масонском заговоре против эмиграции.

Несмотря на заявление Родзаевского о неверии в пакты и договоры, начинать пришлось именно с них. Первый шаг на пути к созданию фронта был сделан 28 июля 1937 г., когда особоуполномоченный РФС в Германии А.А. Аверкиев заключил в Берлине акт о союзе и координации действий между РФС и Российским национальным и социальным движением (РНСД). Со стороны РНСД акт подписал представитель А.В. Мельский. Утвердили его Родзаевский и Г.В. Кривенко (зам. начальника РНСД).

Аверкиев к тому же входил в состав правления Кружка российских культурно-политических изучений (Берлин, рук. А. Мельский), формально являвшегося независимой политической организацией и, а по сути – «высшей политической школой» РНСД; РФС работал в «союзе и контакте» с РНСД.

На организованном Берлинским отделом РНСД при участии Мельского собрании, прошедшем 16 сентября 1937 г. по случаю 20-летия основания первого Корниловского ударного полка, тот же Аверкиев огласил акт о союзе и координации действий, заключенный между РНСД и РФС, к которому от имени РНСУВ присоединился А.В. Туркул, участвовавший в собрании. Присутствовал на нем и Б.П. Тедли, представитель РФС в Западной Европе.

Параллельно с этим активно работал над созданием фронта печатный орган РНСУВ «Сигнал», с первых же номеров (начал выходить 20 февраля 1937 г.) поставивший на повестку дня вопрос об объединении национальных сил эмиграции. «Сигнал» получал приветы от дружественных организаций и в ответ с теплотой писал о них (к таковым относились НТСНП, РФС, РИС, РНСД, движение И.Л. Солоневича, газета «Возрождение») и об их лидерах. Газета помещала статьи Родзаевского, которого редакция называла не иначе как «неутомимый», Солоневича и Мельского.

Деятельное участие в процессе объединения приняла газета «Голос России», издававшаяся И.Л. Солоневичем. С середины 1937 г. в ней начинается обсуждение вопроса о создании национального центра, который объединял бы национальную часть российской эмиграции. Солоневич мечтал о создании «национального центра во главе с династией, в окружении РОВСа и Церкви» («О Национальном Центре», «Голос России» от 14 декабря 1937 г.), в котором «фашисты и НТСНП (НТСНП есть по существу организация фашистского типа) играли бы роль, скажем, германских национал-социалистов, и РОВС играл бы роль, скажем, рейхсвера» («Разорванный фронт», «Голос России» от 16 ноября 1937 г.). В силу ряда причин (аполитичность РОВС, стремление НТСНП к независимости, связь династии со «второй советской партией» младороссов) этим мечтам не суждено было осуществиться – состав РНФ оказался гораздо более узким. «Голос России» получил приглашение присоединиться к Фронту.

Горячо поддерживала РНФ и организации, в него входящие, нью-йоркская газета «Россия», являвшаяся, по сути, официальным органом Русского национального союза в Америке (РНСА) и Всероссийского национального крестьянского союза в Америке (ВНКСА). Эти две организации, в основном действовавшие совместно, были достаточно активны, постоянно устраивая мероприятия (собрания, доклады) с привлечением эмигрантов. Главный редактор «России» Н.П. Рыбаков еще весной 1937 г. писал: «Настал момент, когда все военно-политические ручьи должны слиться в одном общем, объединенном национально-военном организме» («О военно-политической консолидации сил зарубежья», «Россия» от 5 апреля 1937 г.).

12 октября 1937 г. РНСА присоединился к РНФ, прислав письмо в РФС, «определенно сочувственные решения по этому же вопросу» принял ВНКС; 22 ноября был заключен договор о союзе и сотрудничестве между РФС и Союзом казаков на Дальнем Востоке, 6 декабря в РНФ вошла организация «Белая идея» - в Париже был подписан акт между Б.П. Тедли и ее начальником В.А. Ларионовым.

К концу 1937 г. можно было подводить первые итоги. Мельский писал: «Мощная антикоминтерновскаяось Харбин – Берлин – Париж, спаявшая главные силы российского национально-революционного активизма, - ныне реальность!» («Российский национальный фронт», «Сигнал» от 1 ноября 1937 г.). Редактор издания Н.В. Пятницкий конкретизировал: «Итак, первый камень – создание основы нашего национального фронта – брошен на гладкую спящую поверхность русской эмиграции. Следующую задачу, «следующий узкий круг», мы видим в создании единого центрального штаба национального фронта. За этим «кругом» последует более широкий – расширение нашего фронта новыми членами русской национальной эмигрантской семьи» («Очередные задачи Национального фронта», «Сигнал», от 15 января 1938 г.).

Заложенный Родзаевским в программу как необходимое условие руководящий центр, тем более постоянно действующий, в итоге так создан и не был, да и не мог быть создан из-за географической разбросанности организаций.

30 января 1938 г. была закрыта харбинская газета «Наш путь». Родзаевский стал чаще появляться в «Сигнале»: «Нет «Нашего пути», но есть дружественная пресса Российского национального фронта. Есть «Сигнал», недавно отпраздновавший свою славную годовщину (примите мое запоздалое приветствие!), есть «Новое Слово» - обличитель темных сил, явившийся на смену нашей газете, есть, наконец, «Голос России», несмотря на адский подарок ГПУ! (имеется в виду теракт, в результате которого погибла Т.В. Солоневич – К.Ч.)» («Год великих юбилеев», «Сигнал» от 1 апреля 1938 г.).

Берлинское «Новое слово», также активно участвовавшее в процессе организации фронта, выразило готовность в течение месяца высылать подписчикам закрытого «Нашего пути» свою газету.

В феврале 1938 г. «Новое слово» сообщило о том, что в Берлине «историческое собрание, устроенное объединенными в Российском национальном фронте организациями по случаю 125-летия победного завершения Отечественной войны и 325-летия окончания Смутного времени, прошло в обстановке торжественного подъема. Собравшаяся в большом количестве публика с интересом выслушала обоих докладчиков – А.В. Мельского и В. Новикова».

Пик активности РНФ пришелся на весну-осень 1938 г. В марте Родзаевский был назначен и.о. начальника Бюро по делам российских эмигрантов в Манчжурской империи. Вестник РНСД писал по этому поводу: «Факт назначения сор. К.В. Родзаевского главой Дальневосточного бюро – крупная победа Национального фронта, ибо в двух важнейших центрах российской антикоммунистической борьбы – Берлине и Харбине, в которых политическая работа уже давно сосредоточена в руках союзных организаций – РНСД и РФС, теперь и во главе административных центров стоят лица, облеченные нашим полным доверием» («Победа Национального Фронта», «Осведомительный вестник отдела пропаганды РНСД», №17, Апрель 1938 г.). Впрочем, Родзаевский недолго оставался в этой должности – до мая того же года.

4 апреля 1938 г. был подписан акт между Российской национальной группой в Афинах (в которой состояли представители РОВС, РНСУВ, НТСНП, РФС и др.) и Д.М. Филатовым, уполномоченным РФС в Греции, о вхождении РНГ в РНФ. Весной 1938 г. в Белграде образовался Комитет русского национального сговора (представители РФС, РНСУВ, НТСНП, «Общеказачьего объединения в Югославии»), 11 мая приславший приветствие Родзаевскому и примкнувший к РНФ.

Аверкиев писал в «Новом слове»: «Перед надвигающимися событиями это будет, вероятно, последняя попытка в мирной обстановке сорганизоваться к предстоящей тяжелой борьбе.И после этой попытки можно будет смело и с полным правом сказать: кто не с нами – тот против нас» («Российский Национальный фронт», «Новое слово» от 1 мая 1938 г.).

В мае 1938 г. произошло формальное образование РНФ, и новым участником фронта стал только что переехавший в Германию И.Л. Солоневич с сыном Юрием. 18 мая в Берлине на собрании под председательством Меллера-Закомельского было провозглашено создание единого Национального фронта трех организаций – РФС, РНСУВ и РНСД (Иван и Юрий Солоневичи - «идеологически примыкающие к идее Национального фронта»), в который также вошло «Новое слово».

На собрании выступили Туркул, Тедли, Меллер-Закомельский, Солоневичи, Новиков. Меллер-Закомельский отметил также роль Бискупского в объединении эмиграции.

И.Л. Солоневич, отметив главный недостаток собрания – «импровизацию» - писал: «Во всяком случае, русская аудитория, собравшаяся в Шуберт-зале, встретила выступавших ораторов чрезвычайно сочувственно, а все это собрание, вместе взятое, как и почти одновременное собрание в Белграде (видимо, имеется в виду образование Комитета русского национального сговора, – К.Ч.), показывают, что почва для объединения зреет и что эту почву можно с большей или меньшей степенью точности назвать фашизмом» («На пути к объединению», «Голос России» от 31 мая 1938 г.).

Идеологические установки организаций, входивших в РНФ, были сравнительно схожими, поэтому проблем в этом плане на первых порах не возникало. И. Солоневич на собрании организаций-участников РНФ в Берлине говорил: «Мы все сходимся на национализме, антисемитизме, фашизме и – хотя бы только принципиально – на монархизме». Родзаевский поддерживал: «Недаром же мысли Российских Фашистов – наше мировоззрение – нашу идеологию и тактику фактически разделяет лучшая часть эмиграции, как это формулируют ген. А.В. Туркул, И.Л. Солоневич, А.В. Мельский, «Новое Слово», «Голос России», «Сигнал», «Россия», наше православное духовенство…» («Фашизм и Россия», «Нация» № 7 от 20 июля 1938 г.).

Печатные органы организаций – участниц РНФ являлись и официальными (это значилось в шапках) печатными органами РНФ - «Осведомительный вестник отдела пропаганды РНСД», «Нация» (журнал), «Нация» (газета), «Наш путь», «Сигнал». Эти издания, как и «Голос России», «Россия», «Новое слово», охотно помещали или перепечатывали статьи лидеров РНФ, рекламировали друг друга.

Родзаевский еще в середине 1937 г. разослал редакторам газет письмо с предложением образовать «Российский национальный фронт печати», к концу года таких изданий набралось около 30 (из них 8 – издания РФС). Создание и деятельность РНФ поддерживали, в частности, «За Родину» (НТСНП), «Часовой» (РОВС), «Возрождение», «Славянское эхо», «Клич».

Структуры как таковой у РНФ не было, тем не менее, формальные связи между участниками крепли: после присоединения Германией Австрии бывший австрийский отдел РФС присоединился к РНСД на основании территориального соглашения между организациями РНФ, а летом 1938 г. по постановлению Верховного совета РФС Туркулу, Скалону и Мельскому были вручены дипломы почетных членов РФС «в знак более тесного сотрудничества в Национальном фронте».

9 июля 1938 г. «Славянское эхо» писало: «После исторического собрания в Берлине, на котором впервые выступили все представители организаций, входящих в Национальный фронт, работа отдельных организаций протекает по специально выработанной программе. Каждую неделю очередная организация устраивает открытые собрания, привлекая в ряды Национального фронта все новые живые силы эмиграции».

Летом 1938 г. в прессе даже появилась информация о грядущей замене Бискупского на Туркула, Солоневича, Мельского и Тедли.

24 и 26 октября 1938 г. в Брюсселе к РНФ присоединились соответственно Дом русской молодежи и Русское общество спортсменов, 9 ноября – Русское общество спортсменов в Париже, а также Друзья национальной России из Нью-Йорка – все эти организации являлись структурами «штабс-капитанского» движения И.Л. Солоневича.

Бодро рапортовали дальневосточные казаки: «Объединенное казачество на Дальнем Востоке входит в Национальный Фронт, являясь одним из его авангардов».

(Окончание следует)