Красная хуцпа

Говорят, в идише есть такое понятие, как «хуцпа», приблизительно означающее самую крайнюю, запредельную степень наглости, выходящую за всяческие пределы того, что другие считают возможным и в состоянии вообразить.В других языках аналога этому термину нет. Причем, среди евреев это понятие имеет скорее позитивный оттенок.

Как бы то ни было, именно это слово лучше всего отражает позицию и «аргументацию» современных идейных и духовных наследников большевиков. Именно хуцпа сквозит практически в каждом их заявлении об истории и трактовке тех или иных событий, явлений, фактов. А глубочайшее невежество обывателя позволяет этой ядовитой ультранаглой лжи беспрепятственно распространяться и находить «идейно подкованных» (у украинских сепаратистов есть для этого специальный термин – «свидомых») сторонников. И именно этим красная хуцпа так опасна.

Означенное подход практически аксиоматичен. Какой исторический вопрос не возьми, везде мы наткнемся на красную хуцпу. К счастью, отцы-основатели большевизма хоть и были подонками-русофобами, но были негодяями в своем роде честными, не скрывавшими своих воззрений.

Красная хуцпа №1: большевики Царя не свергали. Дескать, это все либералы и демократы, думцы и генералы, а они – не при чем.

А вот какова была «классическая» партийная интерпретация событий: «В феврале 1917 года в России победила буржуазно-демократическая революция. Коммунистическая партия возглавила революционное движение рабочих, солдат, крестьян. Гегемония пролетариата обусловила успех революции, свергнувшей царизм». Цитата специально дается из Энциклопедического словаря издания 1953 года, подготовленного еще при «отце народов», до прихода к власти хрущевских «оппортунистов». Впрочем, аналогичные тезисы звучат и в предыдущих, и в последующих справочных изданиях и пособиях по истории большевицкой партии.

Конечно, надо признать, что доля лукавства в этих заявлениях есть. Разумеется, большевики не «возглавляли» Февральскую революцию (на тот момент это была слишком немногочисленная революционная секта, чтобы что-то возглавлять). Но то, что свержение Царя они готовили, поддерживали и активно участвовали в организации бунта черни – несомненно. Впрочем, по другому быть и не могло. «Российская Социал-Демократическая Рабочая Партия ставит своей ближайшей политической задачей низвержение царского самодержавия», - говорится в программе, принятой в 1903 году.

И от этого положения большевики никогда не отказывались. Свидетельством тому активное их участие революции 1905-1907 годов. То же было и во время февральской смуты, с первых дней которой большевики деятельно организовывали забастовки на военных предприятиях (во время войны!) и прочие революционные беспорядки. А 27 февраля Русское бюро ЦК РСДРП(б) издало Манифест с призывом к немедленному свержению царизма. Следует добавить, что без «массовки» на улицах, в появлении которой большевики сыграли заметную роль, ни «думский заговор», ни «генеральский бунт», каковые, безусловно, тоже имели место, не могли бы иметь успеха в виде вынужденного отречения Императора Николая II.

Ну и предоставим слово «классикам». «Непосредственной и ближайшей задачей революции в России была задача буржуазно-демократическая: свергнуть остатки средневековья, снести их до конца, очистить Россию от этого варварства, от этого позора, от этого величайшего тормоза всякой культуры и всякого прогресса в нашей стране. И мы вправе гордиться тем, что проделали эту чистку гораздо решительнее, быстрее, смелее, успешнее, шире и глубже с точки зрения воздействия на массы народа, на толщу его, чем великая французская революция свыше 125 лет тому назад. Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца, как никто», - писал большевицкий вождь Владимир Ульянов (кличка – Ленин).

Красная хуцпа №2: в разложении Русской армии большевики не виноваты. Это, будто бы, опять дело проклятущих либералов, захвативших власть.

С этим пунктом та же история, что и с предыдущим. Разложение армии было делом рук не только большевиков, но они приняли в его организации самое деятельное участие. Причем такая задача ставилась заранее. «Постоянное войско везде и во всех странах служит не столько против внешнего, сколько против внутреннего врага. Постоянное войско повсюду стало орудием реакции, слугой капитала в борьбе против труда, палачом народной свободы», - заявляет Ленин, обосновывая необходимость уничтожения Русской армии.

А вот, что писал в воспоминаниях глава Русского бюро ЦК РСДРП(б) Александр Шляпников: «В конце 1916 года Русское бюро вместе с активистами Москвы и Петрограда обсудило программу действий на ближайшее время. Решили… довести уличную борьбу до большой крови. Начальной формой политической борьбы мы считали уличные демонстрации под нашими лозунгами борьбы с войной, дороговизной жизни, царской монархией… Развитие этой борьбы должно было заставить правительство пустить в дело армию, втянуть ее в борьбу с рабочими. Последнее… должно было разложить войсковые части, а наши революционные лозунги – способствовать присоединению солдат к рабочим… Это вовлечение шло через доведение борьбы до наивысшего предела – уличных битв, кровавых жертв».

Плану не суждено было осуществиться, но саму идею удалось реализовать в другом формате: в виде пресловутого Приказа №1 Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Члены РСДРП(б) в нем, действительно, не имели большинства, но совет выражал консолидированную позицию всех радикальных (социалистических) партий – большевиков, меньшевиков, эсеров, еврейского Бунда.

Приказом №1, отпечатанным тиражом 9 млн (!) экземпляров, предписывалось немедленно создать выборные комитеты из представителей нижних чинов во всех воинских частях, подразделениях и службах, а также на кораблях. Во всех политических выступлениях воинские части подчинялись теперь не офицерам, а своим выборным комитетам и Совету. В приказе предусматривалось также, что все оружие передается в распоряжение и под контроль солдатских комитетов. Вводилось равенство прав нижних чинов, отменялось титулование офицеров. Таким образом, этот образчик «революционного законотворчества» полностью ликвидировал дисциплину, субординацию управляемость, и соответственно, боеспособность армии.

И если кто-то пролагает, что социалисты чего-то «недодумали», он ошибается. Документ имел своей непосредственной целью именно уничтожение Русской армии. «Приказ №1 – не ошибка, а необходимость... Он является единодушным выражением воли Совета. В день, когда мы «сделали революцию», мы поняли, что если не развалить старую армию, она раздавит революцию. Мы должны были выбирать между армией и революцией. Мы не колебались: мы приняли решение в пользу последней и употребили – я смело утверждаю это – надлежащее средство», - подчеркивал внефракционный социал-демократ Иосиф Гольденберг.

Результатом Приказа №1 стало тотальное разложение фронта, которое непосредственно привело страну к поражению в IМировой войне.

Примечательно, однако, что и после Октябрьского переворота большевики не отказались от идей этого губительного документа. То есть сказать, что Приказ №1 отражал позицию других социалистов, а они не сумели предотвратить, никак не получается. В Декрете Совнарком РСФСР от 16 декабря 1917 года, призванном, видимо, добить остатки управляемости на фронте, говорится: «Вся полнота власти в пределах каждой войсковой части и их соединений принадлежит соответствующим солдатским комитетам и советам... Вводится выборность командного состава и должностных лиц. Командиры до полкового включительно избираются общим голосованием своих отделений, взводов, рот, команд, эскадронов, батарей, дивизионов и полков. Командиры выше полкового, до верховного главнокомандующего включительно, избираются соответствующими съездами или совещаниями при соответствующих комитетах».

Красная хуцпа №3: большевики хотели не поражения России, а мира. Дескать, изменять стране никто не думал, просто стремились остановить «империалистическую бойню».

В реальной истории большевики твердо стояли на позиции пораженчества. «Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это – аксиома. И оспаривают ее только сознательные сторонники или беспомощные прислужники социал-шовинистов... Отказываться от лозунга поражения значит превращать свою революционность в пустую фразу или одно лицемерие... классовая борьба невозможна без нанесения ударов «своей» буржуазии и «своему» правительству», - писал Ленин.

И далее: «Единственной политикой действительного, не словесного, разрыва «гражданского мира», признания классовой борьбы, является политика использования пролетариатом затруднений своего правительства и своей буржуазии для их низвержения. А этого нельзя достигнуть, к этому нельзя стремиться, не желая поражения своему правительству, не содействуя такому поражению».

Более того, Ленин не только понимал, что такого рода деятельность ничто иное, как государственная измена, но и отстаивать правильность такой позиции. «Когда итальянские социал-демократы перед войной поставили вопрос о массовой стачке, буржуазия ответила им – безусловно правильно с ее точки зрения: это будет государственной изменой, и с вами поступят, как с изменниками. Это – правда, как правда и то, что братанье в траншеях есть государственная измена. Кто пишет против «государственной измены»… против «распада России»… тот стоит на буржуазной, а не на пролетарской точке зрения. Пролетарий не может ни нанести классового удара своему правительству, ни протянуть (на деле) руку своему брату, пролетарию «чужой», воюющей с «нами» страны, не совершая «государственной измены», не содействуя поражению, не помогая распаду «своей» империалистской «великой» державы», - утверждал он.

На этом фоне особенно трогательно звучат заявления современных наследников большевиков о недопустимости «государственной измены», сопровождаемые клеветой в адрес генерал-майора Петра Краснова, генерал-лейтенанта Андрея Шкуро, генерал-лейтенанта Карла Маннергейма, адмирала Александра Колчака и многих иных русских людей.

Красная хуцпа №4: Гражданскую войну развязали белые контрреволюционеры. Большевики же вынуждены были защищать «народную власть» и «завоевания революции».

Примечательно то, что большевики изначально хотели не просто поражения России в IМировой войне, а ее превращения в войну гражданскую. Таким образом, рассуждения о том, что «братоубийственной брани» можно было бы избежать, если бы не действия белых, – заведомая ложь. Гражданская война была целью большевиков, прямо ставивших перед собой задачу уничтожения «реакционных классов» как таковых. В сущности, если вдуматься, то что есть революция, если не гражданская война?

И снова слово картавому «классику». «Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг», - утверждал Ленин.

Или более развернуто: «Пропаганда классовой борьбы и в войске есть долг социалиста; работа, направленная к превращению войны народов в гражданскую войну, есть единственная социалистическая работа в эпоху империалистического вооруженного столкновения буржуазии всех наций. Долой поповски-сентиментальные и глупенькие воздыхания о «мире во что бы то ни стало»! Поднимем знамя гражданской войны! Империализм поставил на карту судьбу европейской культуры: за данной войной, если не будет ряда успешных революций, последуют вскоре другие войны — сказка о «последней войне» есть пустая, вредная сказка, мещанская «мифология»... Пролетарское знамя гражданской войны не сегодня, так завтра, — не во время теперешней войны, так после нее, — не в эту, так в ближайшую следующую войну, соберет вокруг себя не только сотни тысяч сознательных рабочих, но и миллионы одураченных ныне шовинизмом полупролетариев».

И вы не поверите: ни единого слова о недопустимости «братоубийственной брани».