И снова о декоммунизации

Когда затрагиваешь тему вялотекущей ресоветизации в современной России и, шире, необходимости постепенной, но полной декоммунизации страны, часто сталкиваешься не просто с непониманием, зачем это надо, но и с недовольством «попытками искажения нашей истории». Причем касается это не только идейных совков, но и среднестатистического обывателя, берущегося рассуждать на тему «не надо ничего выкидывать из нашего прошлого» и полагающего, что «не надо копаться в делах давно минувших дней, а лучше думать о будущем».

В этих заявлениях имеется две принципиальные ошибки, которые сводят на нет их кажущуюся адекватность.

Во-первых, декоммунизация совершенно не предполагает «выкидывания из прошлого» чего бы то ни было. Совсем наоборот: мы как раз стремимся к тому, чтобы вся правда о нем стала максимально широко известна. Кроме того, мы хотим, чтобы преступления, имевшие место в этом прошлом, получили должную моральную оценку со стороны всего общества.

Пока ее дала, хоть и в самых осторожных выражениях, только Церковь, чье влияние абстрактно-теоретически (если судить по опросам) очень велико, но фактически распространяется (да и то, с оговорками) только на «практикующих» православных. И это не говоря уже о том, что обыватель очень мало знает о реальной позиции Церкви по множеству вопросов, ведь прессу, откуда он черпает большую часть информации, больше интересуют скандалы и сплетни.

В любом случае, общество пока не осознало всей преступности большевицкой тирании – и прежде всего именно потому, что знаний о реальном положении дел в стране времен «реального социализма» у среднестатистического обывателя нет. То есть весь фокус в том, что он совершенно не знает той самой истории, в защиту которой будто бы выступает.

А во-вторых, вопрос объективной оценки советского периода – это вопрос не о прошлом, а именно о будущем. Отказ от нравственного осмысления истории, по сути дела от извлечения из нее уроков (пусть горьких, но полезных), может иметь для общества самые катастрофические последствия. И коснутся они именно будущего.

Вообще, надо отметить, что вся история ХХ-ХХI веков наглядно демонстрирует, что история – суть одна из важнейших для общества наук, а не скучное перечисление давно забытых людей, событий, фактов (а именно такую оценку выносил из школьного курса среднестатистический ученик позднесоветского периода). Кстати, «классические» большевики времен идейной борьбы за социализм это прекрасно понимали. Недаром столько усилий было приложено к тому, чтобы уничтожить (чисто физически, путем сожжения) нормальные учебники, и сочинить новые, максимально искажающие реальную русскую историю.

Самый наглядный пример того, до чего может довести систематическое искажение истории с массовым тиражирование лжи через СМИ, дает современная Украина. Описание прошлого «свидомитами» доведено до уровня шизофренического бреда в стиле академика А.Фоменко, который ни одним нормальным ученым всерьез просто не рассматривается. Но это не помешало сформировать на этой основе «национальную идеологию», получившую у малороссийского обывателя самое широкое распространение.

Впрочем, когда масса российских дурачков смеется над «украинцами, не знающими историю», они смеются, по сути, над самими собой, поскольку разбираются в истории ничуть не лучше, только их мозги загажены не «украинскими», а советскими бреднями «космического масштаба и космической же глупости», по выражению булгаковского профессора Преображенского.

Сегодня эти побасенки активно сочиняются и распространяются разнообразными идеологическими последышами банды богоборцев и цареубийц, захвативших Россию век назад – от официозной КПРФ и «настоящих ленинцев» из «Коммунистов России» до Изборского клуба и бредоносцев из кургинянской «Сути времени». И семена ядовитых русофобских идей прекрасно произрастают на унавоженной широчайшей советской исторической безграмотностью общественной почве.

В этой ситуации наиглавнейшей ошибкой существующей власти является «нейтралитет», который она занимает в отношении идеологического обеспечения нынешней российской государственности. Думается, что обвинения режима в том, что он насаждает советизм и строит «СССР 2.0» несправедливы. Прямых действий власти в этом направлении не наблюдается.

Точнее, наблюдать их, конечно, можно, но они носят явно спорадический, несистемный, нецентрализованный характер. Ровно в той же мере можно говорить о возрождении памяти об Исторической России: ставятся памятники Русским Государям, выдающимся государственным, военным и религиозным деятелям, храмы возвращаются Церкви и т.д. По сути дела, важнейшие вопросы государственной идеологии отданы на волю местным начальникам, и все зависит от того, как они представляют текущие установки центральной власти.

Очень хорошо это видно, в частности, на примере возвращения исторических топонимов. Там, где местные командиры настроены прокоммунистически или просто считают, что «сверху» велено отстаивать «великое советское наследие», народонаселение после обработки СМИ в массе своей считает возврат нормальных имен не только ненужным, но и крайне затратным и проблематичным делом. Если же власти симпатизируют русской истории или по другому оценивают установки из центра, люди знают, что никаких сложностей и расходов возрождение исторической топонимики не вызывает (самый яркий пример последнего периода – процесс возвращения законного имени Романову-Борисоглебску). Таким образом, результат «демократических плебисцитов» зависит только от позиции местного начальства.

Поскольку управленческая «элита» в подавляющей своей массе «родом из Октября», а мозги обывателя изрядно промыты просоветскими баснями, естественно, процесс декоммунизации продвигается с трудом. А время от времени мы имеем чудовищные рецидивы ресоветизации (например, недавнее решение об установке в Вятке идола палача русского народа, идеолога и практика красного террора Ф.Дзержинского или установка в Симбирске совместной мемориальной доски разрушителям российской государственности – А.Керенскому и В.Ленину).

А между тем заигрывание с революционным наследием и продолжающаяся мифологизация «светлого советского прошлого» могут иметь самые страшные последствия для перспектив страны. И занятая центральной властью позиция «невмешательства» в идеологическую сферу – для России неприемлема.

У нас (именно у нас, с нашим прошлым, нашим менталитетом) «нейтралитет» власти – совершенно недостаточен. Исторически в России все преобразования – хоть в хорошую, хоть в плохую сторону – проходили только по инициативе и под контролем власти. Вектор и результат изменений всегда зависели от разумности и адекватности задач, которые власть ставила. Самостоятельное вмешательство в процессы «общества» или «народа» заканчивалось катастрофой. Хорошо это или плохо – вопрос отдельный, и в данном случае совершенно несущественный. Есть факт, и от него надо отталкиваться, чтобы понимать процессы, происходящие в России.

Поэтому, если исходить из того, что нынешний режим достаточно адекватен, чтобы думать о будущем страны (хотя бы из соображений самосохранения и стабильного существования), он должен деятельно стимулировать постепенное изживание советчины и выстраивание «мостов» с дореволюционным наследием.

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.